08:57 

DanilDimidov
Человек закован в свое одиночество и приговорен к смерти.
26.06.2011 в 02:18
Пишет Miss_Scandalous:

Прогулка по звёздам
Название: Прогулка по звёздам
Автор: Musicfan
Бета: Saske Uchiha
Рейтинг: NC-17
Пейринг: Саске/Наруто, Наруто/Саске
Жанр: PWP
Размер: мини
Статус: закончен
Дисклеймер: стандартный
Размещение: свободное
Предупреждения: AU, ООС

Осень подбиралась с моря. Саске чувствовал её сырое дыхание и не мог припомнить, когда ещё ветер плакал так пронзительно.
На автоответчике было одно сообщение.
- Саске… Привет. Я никак не могу до тебя дозвониться. У тебя отключен сотовый, ты в курсе? Ладно… Я просто хотел сказать… Позвони мне, хорошо?
Голос Наруто казался неуместным в его квартире. Учиха подумал, может ли такое отношение когда-нибудь измениться, но это было слишком сложным вопросом.
Когда они только познакомились, Саске и в голову прийти не могло, что однажды он будет думать о чём-то подобном. Это произошло в первую ночь лета, в маленьком баре. Учиха не любил такие места, не любил шум и духоту и зашёл туда единственно ради призрачного чувства свободы, которое могут дать несвойственные поступки. Был вечер пятницы, и в баре было людно и суетно. Сев за барную стойку и заказав мартини, Саске оглядел разношёрстную толпу. Его внимание привлёк пристально смотрящий на него светловолосый парень со странными полосками на щеках. Учиха отвернулся – в его планы не входило знакомство, тем более с представителем своего пола, но у незнакомца, похоже, было другое мнение на этот счёт.
- Привет, - сказал блондин, садясь рядом.
Мельком глянув на него, Саске ничего не ответил.
- Эй, это выглядит ужасно высокомерно – когда ты игнорируешь чьё-то приветствие, ты в курсе?
На некоторое время повисло молчание.
- Смотри – лето наступило.
Учиха невольно проследил за взглядом незнакомца – тот смотрел на часы, и они показывали ровно полночь. На Саске накатило какое-то необычное чувство. Ни с того ни с сего его жизнь показалась ему довольно безнадёжной штукой: пустой, бессмысленной и лишённой ярких моментов, но только что в неё вторглось лето, и всё стало чуточку иначе.
То ли это ощущение, то ли спиртное заставило его внимательно посмотреть на блондина и задать совершенно дурацкий вопрос:
- Откуда эти полоски?
- Не знаю, - пожал плечами парень. - Они у меня с самого детства.
- Можно потрогать?
- Валяй.
Учиха провёл кончиком пальца по смугловатой коже – полоски на ощупь оказались как едва заметные царапины.
Саске допил свой мартини и заказал ещё.
- Не советую напиваться, - сказал незнакомец.
- Почему это?
- У меня на тебя другие планы.
Учиха только и присвистнул от наглости парня.
- Мы даже не знакомы.
- Узумаки Наруто, - блондин тут же протянул руку.
- Учиха Саске, - помедлив, юноша пожал её.
И как-то практически само собой получилось, что через полчаса они вышли из бара вместе – и попали прямо под дождь, окативший их ледяным восторгом. Где-то в отдалении грохотали раскаты грома, рубашка вмиг промокла и прилипла к телу.
- Здесь близко! - крикнул Наруто и, схватив нового знакомого за руку, побежал в ту сторону, где ослепительные молнии вспыхивали над крышами подпирающих небо домов. Ледяные капли неслись навстречу, разбиваясь о кожу, и лужи под ногами взрывались грязными брызгами. Саске смеялся. Он не помнил, когда в последний раз так искренне смеялся. Искристая неудержимая радость, словно в детстве, билась в сосудах, и это было так прекрасно, что он даже не задумывался, как глупо ведёт себя, он просто бежал, чувствуя себя более живым, чем когда-либо.
Дождь прекратился неожиданно. Запыхавшись, Узумаки сбавил темп, всё ещё держа Учиху за руку.
- Ты говорил, близко? – спросил тот, откидывая с лица мокрые пряди.
- Уже почти пришли, - переводя дух, ответил Наруто.
Саске вполне ясно понимал, куда и зачем его ведут, правда, в ту ночь он и предположить не мог, насколько всё затянется. Тогда для него это был просто новый опыт, лёгкое безумие, нашедшее выход в таком экстравагантном для него поступке.
Ночной воздух холодил тело сквозь мокрую ткань. Свет фонаря россыпью блёсток серебрился на асфальте. Учиха остановился посреди тротуара.
- Смотри, мы как будто идём по звёздам, - озвучил он странную мысль, невесть как пробравшуюся в его голову.
- Я тебе такую прогулку по звёздам устрою, только до постели доберёмся, - откликнулся Узумаки. - Пошли быстрее.
И Саске вдруг понял, что этот парень не шутит: он действительно может сделать так, что Учиха почувствует себя на седьмом небе, и душная волна возбуждения прокатилась по его телу.

У Наруто была маленькая квартира с окнами на море и перегоревшей лампочкой в тесной прихожей. Закрыв входную дверь, юноша буквально набросился на Саске, жадно целуя и торопливо шаря руками по его телу под одеждой. Растерявшись от такого напора, Учиха неловко обнял нового знакомого, неуверенно отвечая на поцелуй. Мысль о том, что теперь он уже не сможет передумать и уйти, пришла и растворилась в водах желания, пока Узумаки сквозь ткань джинсов поглаживал его пах, сжимая уже напрягшийся член и заставляя юношу толкаться в его ладонь.
- Кажется, я обещал, что мы займёмся этим в кровати, - отрываясь от его губ, сказал Наруто и потащил Саске за собой в комнату.
Учихе было уже всё равно. Он никогда не думал, что однажды будет готов заняться сексом в прихожей с парнем, с которым знаком всего несколько часов. Но ведь он пошёл в бар ради чувства свободы, а разве быть свободным не означало совершать непривычные поступки?
Узумаки толкнул его на кровать и тут же забрался следом, оседлав его бёдра. В тусклом свете, сочившемся с улицы, Саске всё ещё мог видеть полоски на его щеках.
Наруто начал торопливо раздеваться, одновременно пытаясь раздеть партнёра, чертыхаясь и путаясь в рукавах. Учиха помогал ему, бестолково возясь с пуговицами. Он был растерян или слишком пьян или, возможно, уже не вполне уверен, что действительно хочет этого, хотя его тело реагировало на происходящее вполне однозначно.
Это было совсем не так, как с девушками, и он не понимал, нравится ему или нет. Его руки дрожали, не то от волнения, не то от предвкушения, пока Узумаки водил языком по его шее и целовал плечо.
Избавившись от одежды, они сбросили её на пол. Наруто бегло провёл кончиками пальцев по груди и животу Саске, и тот ахнул: он никогда не думал, что такая простая ласка может вызвать такое сильное удовольствие.
Учиха привык брать инициативу в постели на себя, но было удивительно приятно расслабиться, позволив этому парню делать всё, как он считает нужным. Словно во сне, Саске наблюдал, как Узумаки надевает на него презерватив, осторожно расправляя его кончиками пальцев, но потом, когда Наруто взял его член в рот, на Учиху накатило удивительное чувство реальности. Это всё действительно происходило, происходило с ним, и юноше казалось, что жизнь, настоящая и яркая, переполняет его.
Саске глухо застонал, с трудом удерживаясь от желания проникнуть глубже в жаркую тесноту. Дразнящими движениями Узумаки водил языком по головке, одновременно массируя рукой его яички. Учиха запустил пальцы в мокрые волосы любовника, поглаживая его затылок, и едва не задохнулся от удовольствия, когда, плотнее обхватив ствол губами, Наруто пропустил член глубже.
- Что ты со мной делаешь… - простонал Саске, смотря на светловолосую голову, ритмично двигающуюся у его паха. – Чёрт, я сейчас кончу…
Узумаки выпустил его член изо рта, и Учиха пожалел, что сказал это.
Между тем Наруто, пока партнёр пытался отдышаться, выудил откуда-то баночку смазки и, прогнувшись в пояснице, начал растягивать и смазывать себя. Это выглядело очень порочно и оттого заводило Саске ещё больше. Видя, как Узумаки двигает двумя пальцами внутри себя, Учиха невольно потянулся к нему, неуверенно дотрагиваясь до его ягодиц.
- У тебя никогда не было этого с парнями? – тяжело дыша, спросил Наруто.
- Нет, - ответил Саске.
Узумаки взял его за руку и прижал его пальцы к своему анусу. Учиха с любопытством ощупывал горячее отверстие, понемногу проталкивая кончик указательного пальца внутрь. Не встретив сопротивления со стороны Наруто, он ввёл палец чуть глубже, аккуратно разминая горячие пульсирующие стенки. Узумаки застонал, подталкивая руку Саске, пока палец не вошёл целиком. От мысли, что его член окажется в настолько узком отверстии, у Учихи закружилась голова. Саске вытащил палец и, положив ладони на бёдра Наруто, подтянул его к себе. Поняв, что от него хотят, Узумаки усмехнулся и сел на его живот, потом приподнялся и, направляя рукой член любовника в себя, медленно опустился на него.
Учиха протяжно застонал. Он не ожидал, что удовольствие окажется настолько всеобъемлющим, ему казалось, будто он вот-вот растворится в нём.
- Хорошо, правда? – спросил Наруто охрипшим голосом и, опираясь о плечи Саске, наклонился и поцеловал его.
Саске поглаживал шелковистую горячую кожу бёдер Наруто, когда тот начал двигаться, поднимаясь и снова опускаясь на член любовника, поначалу осторожно, но потом всё быстрее. Учиха сам не заметил, когда стал подаваться ему навстречу, грубо сжимая его крепкие ягодицы. Кровать скрипела так, словно собиралась развалиться при следующем движении. Саске коснулся ануса Наруто, ощупывая, как член входит в его упругое растянутое отверстие. Невыносимый жар бился в его теле вместе с кровью, и Учиха мог бы поклясться, что Узумаки чувствовал то же самое. Саске то и дело приподнимался, чтобы провести руками по его груди и коснуться маленьких твёрдых сосков, пока Наруто не поймал его за запястье и не прижал ладонь к своему члену. Учиха принялся водить по возбуждённому органу, пытаясь уловить наилучший темп движений.
Узумаки громко стонал, ритмично насаживаясь на пронзающий его член. Он совершенно ничего не стыдился: ни в тот раз, ни после. Наслаждение становилось всё сильнее, оно было почти невыносимым, и сквозь застилающий глаза жаркий туман Саске видел, как Наруто, запрокинув голову, кончает, сидя на нём, и оргазм накрыл Учиху непроницаемой волной, заставляя задыхаться и беспомощно кричать.
Узумаки обессилено лёг на грудь любовника, прижавшись виском к его подбородку. В тишине Саске мог различить шум моря, укутывающий его спокойствием. В голове царила приятная пустота.

Отдышавшись, Наруто слез с кровати. Саске натянул на себя покрывало, из-под полуприкрытых век глядя на его обнажённое тело в зыбком свете фонарей.
Мысли возвращались постепенно.
- Ты куда?
Узумаки не ответил, но через пару минут вернулся с подносом, на котором были остатки пиццы, пара шоколадных батончиков и бутылка с чем-то сомнительным, на деле оказавшимся всего лишь апельсиновой газировкой.
За окном снова начиналась гроза.
Ничего не говоря, Наруто принялся за еду.
Отчего-то Учихе казалось, что молчание между ними было пропитано грустью. Во время их последующих встреч, Саске замечал подобное не раз, и, чем ближе была осень, тем явственнее ощущалась эта грусть.
Но Узумаки, неожиданно оживившись, встал и открыл окно, забравшись на подоконник.
Пахнущий свежестью и морской солью ветер ворвался в комнату, заставляя Учиху кутаться в одеяло.
- Иди сюда, - Наруто хлопнул ладонью рядом с собой.
Саске, прихватив одеяло и батончик, так и сделал. Отсюда было видно, как вдалеке под неприветливым небом плещется море, набегая на светлый песок.
- Окна на море – это здорово, наверное, - зачем-то сказал Учиха, хотя никогда не обращал внимания на такие вещи.
- Не особо. Ветер приносит то запах дохлой рыбы, то песок, то ещё какую дрянь.
Раздался новый раскат грома, и опять пошёл дождь. Капли разбивались о карниз, холодными брызгами жаля кожу. Кусочек шоколада упал Саске на грудь, и Наруто, наклонившись, языком подобрал его, задев сосок. Учиха вздрогнул, смутившись, а Узумаки усмехнулся:
- Вернёмся в постель?
- Тебе прошлого раза мало? – спросил Саске, чувствуя, как желание накатывает по новой.
- Ну, тебе, похоже, тоже…
Не дожидаясь ответа, Наруто прижался своими губами к его, проталкивая язык ему в рот. Поцелуй был невкусный, отдающий газировкой. Руки Узумаки легли Учихе на плечи, чуть поглаживая, и парень понял, что опять возбуждается.
- Не у окна, ладно? – усмехнулся Саске, спрыгивая с подоконника.
Молния тревожной вспышкой осветила комнату.
Наруто целовал его губы, шею, плечи, словно не мог оторваться, пока они забирались в кровать. Теперь они уже не торопились. Узумаки водил языком по груди Учихи, временами нежно прихватывая кожу зубами. Пальцы Наруто поглаживали его соски, иногда сжимая их. Саске тихо постанывал, полностью расслабившись, и не сразу опомнился, когда Наруто просунул руку между его бёдер и коснулся горячей кожи около ануса. Его пальцы уже были смазаны чем-то. Ахнув от неожиданности, юноша попытался вырваться, но Узумаки придавил его всем телом к кровати.
- Я же обещал тебе прогулку по звёздам? Не бойся, я всё сделаю хорошо. Больно почти не будет.
Его пальцы массировали сжавшееся колечко мышц, пока не пробуя проникнуть внутрь.
- Отвали… - Учиха предпринял ещё одну безуспешную попытку.
- Разве не хочешь попробовать наоборот? – спросил Наруто, и Саске замер.
В конце концов, действительно, что в этом плохого - просто попробовать, узнать, что он почувствует? Юноша перестал сопротивляться, давая понять, что не против, и Узумаки не потребовалось более подробных указаний.
- Вот так-то лучше, - довольно усмехнулся он, проталкивая палец, пока Учиха не передумал. - Не напрягайся. Это совсем не страшно.
Глубоко вздохнув, Саске попытался расслабиться. Ему не было больно, но ощущение казалось странным, он не мог точно сказать, неприятным или нет. Вставив второй палец, Наруто начал медленно двигать ими. Чувствовать внутри себя что-то чужеродное было несколько пугающе, и, когда немного погодя Узумаки добавил третий палец, Учихе захотелось прекратить всё это - слишком уж непривычными были ощущения и ситуация в целом. Но в этот момент пальцы задели какую-то чувствительную точку, и Саске подумал, что это может оказаться совсем неплохо.
Удовольствие горячими волнами разливалось по телу, пока Наруто умело массировал простату, но, стоило ему вытащить пальцы, Учиху снова одолели сомнения. Глядя, как Узумаки надевает презерватив и покрывает его смазкой, Саске пришло в голову, что это последний шанс передумать, но Наруто спросил:
- Ты готов?
И Учиха только кивнул.
У него перехватило дыхание, когда Узумаки приставил член к его анусу. Саске невольно напрягся, когда возбуждённый орган начал проникать внутрь. В первое мгновение юноше стало больно, неразработанное колечко мышц противилось вторжению.
- Всё хорошо… успокойся, успокойся… - ласково, точно говоря с маленьким ребёнком, прошептал Наруто.
Закрыв глаза, Учиха всё же смог более-менее расслабиться, и, заметив это, Узумаки неторопливо двинулся, вызвав болезненный стон.
- Прости… - прошептал он, и был очень удивлён, услышав ответ Саске.
- Продолжай, - всхлипнул тот, обнимая его.
Учиха знал, что если они остановятся сейчас, то больше он никогда не решится попробовать. Узумаки двигался осторожно, с каждым толчком входя всё глубже. Саске кусал собственные губы, чувствуя, как внутри скользит член любовника. Удары сердца отдавались в ушах, словно запоздалые раскаты грома. В комнате было свежо, но Учихе не хватало воздуха. Удовольствие, жаркое и постыдное, но оттого ещё более острое, переполняло его тело, всё нарастая, пока не превратилось во что-то почти невозможное. Хватаясь за Наруто, Саске кричал и плакал, забыв о соседях и так и не закрытом окне. Он никогда не испытывал такого наслаждения.

Учиха чувствовал себя странно опустошённым. Его охватило блаженное оцепенение, постепенно перешедшее в дремоту. Сквозь сон, в котором звёзды, будто светлячки, облепляли оконные рамы и стёкла, а молнии свисали с потолка, юноша ощущал, как Узумаки обтирает его влажным полотенцем и, укрыв простынёй, ложится рядом.

Саске проснулся от холода. Одеяло сбилось где-то в ногах, из открытого окна тянуло сырой утренней свежестью. Вчерашний знакомый лежал рядом на животе, уткнувшись лицом в подушку. Учиха не любил просыпаться в чужой кровати; впрочем, ещё меньше он любил, когда в его кровати просыпался посторонний.
Вчерашнее казалось какой-то неуместной глупостью, впрочем, довольно приятной.
Бледные лучи утреннего солнца скользили по золотистой коже Наруто. Не удержавшись, Саске провёл указательным пальцем по его прохладной спине, коснулся плеча и оказавшейся горячей шеи. Узумаки вздохнул во сне, поудобнее устраиваясь, и Учиха торопливо отпрянул – меньше всего ему хотелось разбудить парня.
Выбравшись из кровати, Саске хотел принять душ, но, подумав, что Наруто может в любой момент проснуться, быстро отогнал эту мысль.
Штанины джинсов внизу были ещё неприятно влажными, а рубашка нашлась под кроватью. Уже собираясь выходить, Учиха всё же вернулся и написал телефон на обёртке шоколадного батончика. Положил её на тумбочку и придавив сверху лампой, он и сам не знал, хотел бы он, чтобы Узумаки нашёл записку или, не заметив, выбросил вместе с мусором.
Потом, у себя в ванной, Саске с каким-то незнакомым ощущением осматривал в зеркале своё тело, замечая засосы и следы пальцев, касаясь распухшего ануса и всё ещё чувствительных после вчерашних ласк сосков.

Наруто позвонил вечером.
- Привет. Не хочешь сегодня встретиться? – просто спросил он.
- Я… не знаю, - честно ответил Учиха.
- Приходи. Сегодня будет ещё лучше, - сказал Узумаки и повесил трубку.
Так всё и получилось. Их отношения длились уже без малого три месяца. Они встречались, занимались сексом, иногда гуляли по пахнущим морем улицам или ездили на машине Саске на пустынный пляж за городом.
Но теперь лето заканчивалось, и предпоследний день августа принёс раннюю прохладу, спрятав солнце за низкие облака. Учиха смотрел в окно, как ветер гонял похожую на диковинную птицу старую газету.
Эта осень казалась особенной, словно какой-то рубеж в жизни, и потому на душе было тревожно. Юноша чувствовал, что должен принять важное решение. Вздохнув, он накинул куртку и вышел из дома.

Для Наруто лето было похоже не то на смятую банку из-под кока-колы, не то на потрёпанную девицу после вечеринки. Когда оно только начиналось, полное неясных надежд и запахов цветов, всё было по-другому. Для Узумаки лето наступило, когда он познакомился с Учихой, а то, что часы в этот момент показывали полночь, было простым совпадением, ведь не положение стрелок, а внимательный взгляд чёрных глаз отмерил конец одного сезона и начало другого.
Но с тех пор прошло много времени, и Наруто не покидало ощущение, что вместе с летом закончатся и их отношения.
За всё это время они совсем не стали ближе. Они всегда встречались только у Узумаки. Лишь один раз он напросился в гости к Саске. Квартира последнего была хоть и аккуратная и хорошо обставленная, но безрадостная, будто в ней никто не жил, и Наруто сразу почувствовал себя здесь лишним. Это было личное пространство Учихи, и едва ли в нём нашлось бы место для кого-то ещё.
Саске словно прочертил между ними границы и пресекал всякие попытки нарушить их. Наверное, для него это было действительно важно, и Узумаки научился не влезать, не спрашивать лишнего, не видеться слишком часто, хоть ему и хотелось, чтобы всё было по-другому. Но, кажется, вчера он нарушил это правило.

Теперь Наруто сидел на кухне, допивая давно остывший кофе и глядя в окно - всё же у квартиры с окнами на море были кое-какие плюсы. Раздался звонок в дверь. Юноша с неохотой поплёлся открывать и удивился, увидев на пороге Саске.
- Привет, - коротко сказал тот. - Ты ещё не одет?
- Зачем?
- Мы же договаривались сегодня поехать вместе на пляж, забыл?
- Ты думаешь, стоит? – без энтузиазма спросил Узумаки.
- Мы планировали.
- Сейчас оденусь, - пожал плечами парень.

Ехали в молчании. Иногда начинал накрапывать дождь, но быстро утихал. Наруто смотрел в окно, вспоминая вчерашний разговор.
Они сидели у него на кухне и пили чай. За окном стремительно темнело.
- Может, останешься? – с надеждой спросил Узумаки.
Саске внимательно взглянул на него, словно решая для себя что-то важное.
- Прости, Наруто, я не привык спать не дома.
- Тогда, может, к тебе? - неожиданно почувствовав, как холодное, точно морская вода, отчаяние разливается в груди, продолжал Наруто. - Будем лежать вместе, греться друг о друга, если станет холодно… - как-то глупо сказал он. Ему казалось, что, если он сейчас не сможет изменить существующее положение дел, то вряд ли они с Учихой снова увидятся.
- Нет, - коротко ответил Саске. – Я пойду.
Узумаки только кивнул.
- Пока.
Хотя до конца августа оставалось ещё несколько дней, в этот момент лето кончилось, оставив лишь терпкое послевкусие.

Наруто не заметил, когда улицы сменились невзрачным редким лесом и песчаными пустошами. Вскоре Саске остановил машину.
Они вышли, распугав ленивых чаек. За редкими невысокими кустами плескалось море, где-то вдалеке врастая в унылое серое небо. Узумаки поднял ворот куртки, поёжившись от пронизывающего пахнущего морской солью ветра. Некоторое время они просто шли, ничего не говоря. Мутные волны беспрестанно накатывали на безлюдный берег. Холодный мокрый песок прилипал к ботинкам, сохраняя их следы. Наруто то и дело посматривал на Учиху, но тот, казалось, был полностью поглощён своими мыслями.
- Саске, сегодня явно неподходящий день для таких прогулок, - сказал парень.
Саске бросил на него тяжёлый взгляд, и Наруто только вздохнул.
Учиха подошёл к самой кромке воды и замер, наблюдая, как волны подбегают к самым его ногам и, оставив клочья белой пены, откатываются вновь. Узумаки вдруг подумал, что сейчас Саске скажет, что больше им не стоит встречаться, и именно для этого он потащил его на пляж в этот хмурый день… Но Учиха молчал.
- А помнишь, как мы познакомились? – спросил Наруто, чтобы хоть немного развеять нависшее над ними тяжёлое чувство.
- Из-за твоих полосок, - ухмыльнулся Саске.
- Не думаю, что только из-за них, - насмешливо сказал Узумаки, по-дружески толкая Учиху в плечо.
Тот, недолго думая, толкнул приятеля в ответ, и они оба почему-то засмеялись, впервые за долгое время. А потом Наруто не рассчитал силу, и Саске, явно такого не ожидая, встал в набежавшую на берег волну, зачерпнув ботинком воду.
- Ну ты и придурок, - вздохнул Учиха, садясь на торчащий из песка валун и стаскивая ботинок.
Носок промок основательно и, чертыхнувшись, парень снял и его.
- Холодно? – извиняющимся тоном спросил Узумаки и, взяв его ступню в свои показавшиеся горячими руки, начал осторожно разминать её пальцами.
Саске удивлённо посмотрел на юношу, но тот, не обращая внимания, продолжал массировать ногу, а потом наклонился и поцеловал тонкую щиколотку, там, где выступала косточка. Смутившись своего странного порыва, Наруто не решался поднять глаза, но в этот момент на его затылок легла рука Учихи, и Узумаки неуверенно взглянул на него. Саске едва заметно усмехнулся, он казался ещё более холодным и недостижимым, чем обычно, а Наруто, как зачарованный, смотрел в его чёрные глаза, снизу вверх, не в силах отвести взгляд.
Учиха слез с камня, и, толкнув друга на песок, навис над ним.
- Саске… - растерянно сказал Узумаки, но прохладные губы прижались к его собственным, и язык проник внутрь, отнимая слова и мысли.
Запустив пальцы в жёсткие волосы на затылке, Наруто крепко обнял юношу, пока тот снимал с него одежду быстрыми методичными движениями, и почему-то было немного страшно с таким Саске, вдруг ставшим чужим и далёким, словно каким-то незнакомцем.
Лишь когда Узумаки оказался полностью обнажённым, Учиха, уложив его спиной на шелковистый песок, начал целовать шею, коротко прижимаясь влажными губами и сразу же отстраняясь.
Свежий ветер пробежал по разгорячённой коже, заставив Наруто вздрогнуть. Соски напряглись от холода, и сразу же Саске лизнул один из них, вызвав у Узумаки череду дрожащих вздохов. Улыбнувшись такой реакции, Учиха обвёл языком тёмно-розовый комочек и втянул его в рот. Юноша застонал, и Саске повторил эту ласку со вторым соском.
Наруто закрыл глаза, утонув в ощущениях. Горячее дыхание щекотало его кожу, а от поцелуев и нежных укусов импульсы удовольствия расходились по всему телу. Учиха водил руками по его животу, бокам и бёдрам, и пальцы, поначалу холодные, согревались теплом тела золотоволосого юноши.
Саске трогал, лизал и покусывал его везде где только можно, иногда убирая приставшие к языку песчинки, и это было непривычно, потому что обычно Учиха не любил долгих ласк.
- Что с тобой сегодня? – севшим от возбуждения голосом спросил Узумаки, пытаясь заглянуть в его глаза, но Саске отворачивался и ничего не отвечал, целуя родинку на бедре любовника и обводя языком красноватую полосу от резинки трусов на животе.
Наруто изгибался, чтобы продлить ощущение влажного тепла на своей коже, подставляя тело под ласки. Властным движением раздвинув ноги любовника, Учиха погладил кончиками пальцев внутреннюю сторону его бёдер, провёл языком по его члену и коснулся головки, мешая выделившуюся на ней смазку со своей слюной. Узумаки всхлипнул, зарываясь пальцами в холодный песок.
Обхватив член юноши рукой, Саске начал облизывать его яички. Взглянув на Учиху, Наруто увидел, что его глаза были закрыты и на лице появилось удивительная для такого момента сосредоточенность, будто он старался запомнить каждое своё ощущение.
Отпустив его член, Саске дотронулся пальцем до ануса, несильно надавив на маленькое тугое отверстие, потом, облизав губы, коснулся языком розовой сморщенной кожицы. Узумаки невольно сжался, выругавшись сквозь зубы. Учиха словно дразнил его, то толкаясь чуть сильнее, то отступая.
- Саске! – вскрикнул Наруто, когда кончик языка всё-таки проник внутрь.
Юноша отстранился, вопросительно и немного насмешливо смотря на него.
- Там в куртке… в кармане есть смазка…
- Так ты рассчитывал на это, - ухмыльнулся Саске.
- А зачем мы ещё встречаемся? – выдохнул Узумаки. - Знал же, что ты меня трахаться потащишь.
Среди пахнущего летом мусора, рядом с ключами и фруктовой жвачкой действительно обнаружился заветный тюбик, а вот презервативов не было. Узнав друг друга получше, юноши часто обходились без них: правда, так было только, когда пассивом оказывался Наруто – Учиха не позволял брать себя без презерватива, а вот Узумаки нравилось чувствовать прикосновение плоти, а не латекса.
Нанеся смазку на член, Саске начал входить в тугое отверстие без подготовки. Наруто задышал часто-часто, закусив губу. Ему было больно, но от ощущения, что большой член растягивает его изнутри, захватывало дух. Узумаки хватался за плечи Учихи, наверняка оставляя синячки на бледной коже, и ему пришло в голову, что, если сегодня они расстанутся, то эти отметины будут напоминать парню о нём ещё какое-то время.
Войдя полностью, Саске замер, давая Наруто привыкнуть.
Осенний ветер гонял вокруг них песок и брызги моря. «Наверняка пойдёт дождь», - пришла в голову Узумаки неподходящая для такого момента мысль. Он вообще чувствовал себя не в своей тарелке, может быть, потому, что сам был раздет, а Учиха только расстегнул рубашку и приспустил штаны.
Саске начал двигаться, наблюдая за любовником. Море шептало в такт с их дыханием, и белый песок приставал к коже. Узумаки стонал, пытаясь плотнее прижаться к юноше. Ощущения казались острее, чем обычно. Наруто всё же расстегнул на Саске рубашку и запустил под неё руки, поглаживая белую кожу и сжимая соски, пока член Учихи скользил в нём.
Узумаки приоткрыл глаза. Саске пристально смотрел на него, словно хотел прочитать его мысли. Тяжёлое серое небо с тёмным рисунком облаков льнуло к земле, почти касаясь спины Учихи.
Наруто едва сдерживался, чтобы не вскрикивать от каждого толчка и умолять делать это сильнее. Но Саске, кажется, и так понял его состояние или, может, сам уже с трудом контролировал себя. Его движения стали более резкими, он входил глубоко, и Узумаки, задыхаясь, сам насаживался на его член, пока наслаждение не вытеснило все остальные чувства. С мучительным криком Наруто кончил, ощущая, как вместе с ним изливается и Учиха.

Какое-то время они не двигались. Саске лежал сверху, словно укрывая его своим телом от осеннего холода.
В зыбкой неуютной темноте ветер переметал песок с места на место. Наруто бездумно водил рукой по пояснице Учихи, иногда просовывая пальцы под резинку трусов.
- Нас увидят, - с неохотой сказал Узумаки, ощущая, как из него вытекает семя любовника.
- Угу, - лениво откликнулся Саске. Ему очень не хотелось шевелиться.
– Или дождь пойдёт, - безразлично сказал Наруто.
Вздохнув, Учиха всё-таки слез с него, и Узумаки сразу стало холодно.
В густых сумерках раздавался мерный плеск волн, похожий на дыхание древнего чудовища. Наруто начал торопливо собирать свою одежду. Чертыхнувшись, он провёл рукой между ягодиц, размазывая вытекшую из ануса сперму. Достав бумажную салфетку, Саске опустился рядом и, приобняв юношу за плечи, вытер её. Узумаки стало не по себе. Было что-то в этом действии гораздо более интимное, чем предшествовавший ему секс.
«Значит, вот что чувствует Саске, когда я оказываюсь слишком близко», - подумал он.

Когда они оба привели себя в порядок, сумерки уже полчаса как окутали пляж.
Напоследок Учиха ещё раз подошёл к морю.
- А я и не знал, что сейчас так рано темнеет, - задумчиво сказал Наруто.
Саске промолчал, глядя на тусклый блеск волн.
Вдалеке на побережье в окнах зажигался свет. Там, в домах, самых разных, жили люди; возвращаясь, они включали свет, ужинали, смотрели телевизор, болтали с друзьями, встречались с любимыми, ложились спать. Учиха легко мог представить, как все эти незнакомые люди прятались в своих комнатах, ночевали, устраиваясь под крылом осени.
- Пойдём? – спросил Узумаки, потирая замёрзшие руки. Ночь была уже совсем какой-то не летней, и он весь продрог, глядя на беспрестанно движущуюся громаду моря.
- Пошли, - отозвался Саске.

Разрезая светом фар темноту, машина ехала по пустынной дороге. Наруто глядел на мелькающие за окном редкие корявые деревца, представляя свою маленькую пустую квартиру и ужин на скорую руку. Сейчас Учиха довезёт его до дома, и снова он останется один, смотреть на море или смотреть телевизор и кутаться в одеяло, спасаясь от ночной прохлады.

Саске остановил машину у своего дома. Некоторое время они сидели, слушая, как воет ветер.
- Не собираешься довезти меня до дома? – наконец, не выдержав, спросил Узумаки.
Учиха молчал, сосредоточенно глядя на свои руки на руле.
- Может, останешься у меня? – наконец, сказал он.
- Что? – Наруто удивлённо повернулся к юноше. – Ты же вчера и думать об этом не хотел.
- Знаю. Просто… В общем, если хочешь… сегодня или вообще, когда будет очень холодно… приходи ко мне – и оставайся.
- Я… рад, - после небольшой заминки сказал Узумаки.
- Значит, зайдёшь?
- Обязательно, - кивнул он.
- Хорошо.
На улице зашуршал мелкий дождь. Наруто подумал, что осень – это не так уж и плохо.

URL записи

@темы: Фан-Фики, Саске/Наруто, Наруто/Саске, NC-17, Наруто

URL
   

То что в душе, то и на письме.

главная